Вопросы и ответы
Вопросы и ответы
logo

Александр Машкевич: «Я никуда не ухожу и ничего не продаю»

газета «Экспресс-К», № 167 (17282) от 14.09.2011
Наталья АБСАЛЯМОВА, Астана

 


На протяжении последних нескольких месяцев деятельность ENRC Kazakhstan овеяна разного рода слухами. О том, как реагируют на «уколы зонтиком» отцы – основатели гиганта горной металлургии, чем вызваны досужие домыслы в прессе и какие перспективы компания мирового уровня связывает с Казахстаном, «ЭК» рассказал один из акционеров ENRC Александр Машкевич.

 

– Александр Антонович, давайте начнем с главного. Летом западные СМИ неожиданно растиражировали новость о возможной продаже вашей доли в холдинге ENRC. В качестве покупателя называлась швейцарская компания Glencore. В ваших планах подобная сделка значится?
– Это абсолютная неправда. Вся информация о том, что я продаю Glencore и вообще кому бы то ни было свой пакет акций, что с бизнес-партнерами Патохом Шодиевым и Алиджаном Ибрагимовым у нас возникли какие-то разногласия и я ухожу из Казахстана, не имеет под собой никаких оснований.Во-первых, я считаю, что ENRC – одна из самых динамично развивающихся компаний в горно-металлургическом мире. Она обладает колоссальным потенциалом. И я горжусь, что имею к этому отношение. Я не собираюсь покидать компанию.
Во-вторых, Казахстан – это часть моей жизни. Работая здесь на протяжении 20 лет, я также испытываю чувство гордости, что причастен к становлению экономики страны. И работаю в государстве, которым руководит президент Нурсултан Назарбаев. Поэтому у меня нет планов покидать республику.
То же самое касается моих партнеров Алиджана Ибрагимова и Патоха Шодиева. Мы с ними вместе всю жизнь, мы лучшие друзья и между нами нет никаких противоречий. Мы собираемся еще много-много лет работать вместе.
Я обратил внимание, что эти темы продолжают муссировать средства массовой информации. Масса людей мне звонит и спрашивает об этом. Поэтому я счел необходимым расставить все точки над «i».


– А как бы Вы прокомментировали публикации относительно перевода своего пакета акций ENRC с личного имени на имя своих компаний?
– Да, я это делаю. Но это чисто технический вопрос. Я реструктуризирую свои активы, никакой роли ни для меня лично, ни для ENRC это не играет. Я был и остаюсь владельцем этих акций.


– Почему же тогда иностранные средства массовой информации уделяют этой теме столь пристальное внимание?
– Дело в том, что в СМИ публикуется абсолютно противоречивая информация. С одной стороны, сообщается о том, что у меня есть возможность или готовность стать председателем совета директоров ENRC. В то же время говорится, что я продал свою долю в компании и вышел из бизнеса, но в таком случае я не могу возглавить совет директоров.
Возможно, в этом нет какого-то злого умысла. Может быть, кто-то услышал о реструктуризации моего пакета акций и отсюда возникло предположение, что я их продаю. Ничего подобного не происходит. Мы остаемся владельцами ENRC, не собираемся ее продавать. Мы верим в компанию и считаем, что у нее большое будущее.


– Скажите, а Вы действительно намерены возглавить совет директоров ENRC?
– Я не могу говорить об этом как акционер, это прерогатива совета директоров. Все новости с назначениями компания объявит после проведения анализа состава совета директоров, о котором компания объявила этим летом. В течение трех лет мы как акционеры убедительно просили совет директоров быть более эффективным, более ориентированным на развитие компании, но этого не произошло. И мы, пользуясь своим правом, проголосовали против двух членов совета директоров. Скоро мы узнаем о том, каким образом будет реструктурирована управляющая структура.


– Не жалеете о своем решении?
– Абсолютно, потому что совет директоров был не функциональным. Он сосредоточился на мелких и ничего не значащих вопросах, в частности на выяснении отношений друг с другом. Мы как акционеры не хотели вмешиваться, неоднократно их предупреждали, просили самостоятельно провести реструктуризацию. К огромному сожалению, они не смогли этого сделать из-за существующих между ними противоречий. Честно сказать, я немного удивлен реакцией СМИ. Члены совета директоров – это не судьи, которые избираются на всю жизнь. В этом как раз и заключается принцип корпоративного управления.


– Вы говорите о своем стремлении продолжать работу в республике. По версии экс-министра Мухтара Аблязова, Вы хотите оставить Казахстан из-за неуверенности в политическом будущем страны…
– Мухтар Аблязов много что комментирует. Звучат и другие заявления, которые я даже не хочу комментировать. Я считаю, что Казахстан развивается и его ждет колоссальное будущее под руководством Нурсултана Назарбаева, в которого мы безоговорочно верим. Я не знаю другой такой страны на постсоветском пространстве, которая бы развивалась настолько последовательно.Должен сказать, что только на ближайшие три года совет директоров ЕNRC утвердил проектов на 6–7 миллиардов долларов. Мы строим абсолютно новый завод в Актобе по производству ферросплавов – самый современный в мире. Недавно ввели в эксплуатацию второй блок на Аксуской ТЭС. На Соколовско-Сарбайском горно-производственном объединении рассматриваем вопрос строительства завода по производству горячебрикетированного железа. В инвестиционном портфеле компании масса других проектов.
И к социальным проектам ЕNRC имеет самое непосредственное отношение. Компания инвестировала в «Назарбаев Университет» 100 миллионов долларов на образовательные гранты, потому что мы считаем, что этот вуз в будущем будет лучшим не только в регионе, но и в мире. Образованию подрастающего поколения мы уделяем серьезное внимание, создавая лицеи и профтехучилища. Мы постоянно строим жилье для всех своих сотрудников. Придаем огромное значение спорту, помогаем футбольным, баскетбольным, волейбольным командам страны. И внутри группы наших компаний проводим разнообразные соревнования. Открываем детские спортивные секции. Мы строим профилактории и поликлиники, потому что хотим, чтобы люди чувствовали, что о них заботятся. Если мы 20 лет вели строительство в Казахстане, то почему сейчас, когда, на наш взгляд, только начинается настоящее развитие, когда президент Нурсултан Назарбаев ориентирует всю страну на индустриализацию и инновации, в чем главная сила нашей компании, кто-то из нас должен покидать республику? Должна же быть какая-то логика. Если бы тот же Мухтар Аблязов сказал: да, ЕNRC ничего не делает и не вкладывает. А мы фактически всю прибыль направляем в дальнейшее развитие. Согласитесь, странно было бы инвестировать средства в Казахстан, а потом уехать.


– А что Вы можете сказать относительно продажи Евразийского банка? Если верить российскому «Коммерсанту» и казахстанским веб-сайтам, сделка может состояться уже в следующем году.
– Насколько я помню, все 17 лет, с тех пор, как в 1994 году мы создали банк, говорится о том, что мы его продаем. Кризис четко показал, какой банк является устойчивым. Еще до того, как он случился, я говорил о том, что большинство акционеров казахстанских банков совершают преступления, за которые регулирующие органы по всему миру серьезно карают. Владельцы направляли основные деньги банков на собственные проекты через оффшорные зоны. Тогда все банковское сообщество на меня обиделось. Наступил кризис, и все сразу стало ясно. Мы стремимся все делать цивилизованно, прозрачно, по мировым стандартам. У Евразийского банка нет ни международной задолженности, ни сложных ситуаций, ни проблем с клиентами. Потому что мы относимся к нему ответственно и не используем средства для собственных нужд. Я считаю, что сегодня это один из самых профессиональных и надежных банков. Достаточно спросить об этом специалистов Национального банка или других экспертов. Он развивается достаточно успешно, и мы не видим оснований для его продажи.


 Александр Антонович, может ли Казахстан, по Вашему мнению, модернизировать свою промышленность за счет собственных ресурсов?
– Весь мир развивается по одним экономическим законам. Да, у Казахстана серьезные ресурсы, потому что экономика растет. Накоплены собственные внутренние резервы, в том числе и пенсионные накопления. Но без массированных зарубежных инвестиций, думаю, пришлось бы очень трудно и Японии, и Великобритании, и США. Все годы независимости Нурсултан Назарбаев призывает весь мир максимально инвестировать в Казахстан. И, на мой взгляд, страна соответствует всем требованиям для инвестиций. Сегодня мы видим, что капиталы идут в республику.


– Некоторые эксперты предрекают новую волну экономического кризиса. Вы согласны с такими прогнозами?
– Примерно три года назад я проанализировал мнения всех экспертов и аналитиков за последние 15 лет. При всем моем уважении к этой когорте профессионалов, ни один стратегический прогноз относительно кризиса не сбылся. Потому что никто не понимает, каким образом работают эти механизмы. Да, в целом тренд понятен, но что будет, никто не знает.
Сегодня обозначилась абсолютно новая тенденция и новый уровень сложных финансовых ситуаций. Если во время недавнего кризиса в трудном положении оказались частные банки, то сегодня эта участь постигла целые страны, которые не способны платить по своим обязательствам. Но Европа не может допустить дефолта. Думаю, государства еврозоны возьмут на себя солидарную ответственность и не дадут погибнуть одной из стран ЕС.


– Каков Ваш личный прогноз относительно мировых трендов в металлургической отрасли?
– Несмотря на апокалипсические прогнозы, я настроен оптимистично. Да, будет определенная волатильность рынков, но в целом мир будет развиваться. Человечество пока не придумало, чем можно заменить сталь и металл. Население планеты стремительно растет, а ресурсов больше не становится. Поэтому я верю в горно-добывающий сектор и металлургию. Поэтому этим всю жизнь и занимаюсь.


– Александр Антонович, а почему акционеры ENRC стали редко бывать в Казахстане, участвовать в мероприятиях и общаться с прессой?
– Это правда, мы стали реже общаться с прессой. Но только по одной причине: как акционер, я не могу говорить от лица компании. А вообще я люблю встречаться с журналистами.
Но я не согласен, что мы мало бываем в Казахстане. Я постоянно езжу по заводам, встречаюсь с коллективами наших предприятий.


– Последний вопрос несколько выпадает из нашего разговора, но не задать его я не могу. Какие причины побудили Вас покинуть пост президента Евроазиатского еврейского конгресса?
– Я десять лет возглавлял Евроазиатский еврейский конгресс, это большой срок. И очень счастлив, что он вырос в организацию мирового уровня. По законам спиралеобразного развития пора уже заходить на новый проект. Сейчас я готовлюсь к двум серьезным проектам мирового масштаба. Один из них в области медицины. Та благотворительность, которую я прежде осуществлял, распространялась на одного человека, потом на десятки, сотни и тысячи людей. Но мне бы хотелось сделать проект, который бы принес пользу значительно большему количеству людей, поэтому я пришел к здравоохранению. Но об этом подробнее я расскажу в следующий раз.

Ваш город: Алматы.
Верно?


Заказать обратный звонок


Спасибо!

Ваша заявка принята. Наш менеджер перезвонит Вам в самое ближайшее время.

Хорошо

Получить консультацию

Спасибо!

Ваша заявка принята. Наш менеджер перезвонит Вам в самое ближайшее время для уточнения деталей.

Хорошо

Получить консультацию

Спасибо!

Ваша заявка принята. Наш менеджер перезвонит Вам в самое ближайшее время для уточнения деталей.

Хорошо